Про курсы повышения квалификации духовенства и не только. Беседа с иереем Андреем Новиковым

О собеседнике: выпускник Ростовского и Православного Свято-Тихоновского университетов, преподаватель Донской духовной семинарии, преподаватель курса «Новейшие нормативные документы Русской Православной Церкви» руководитель Образовательного центра ДДС, заместитель руководителя курсов повышения квалификации клириков Ростовской-на-Дону епархии.

Не так давно Государственная дума приняла поправки в ФЗ «Об образовании» в части просветительской деятельности. Эти поправки были негативно оценены православной церковью. Можете разъяснить, в чем суть проблемы?

— Во-первых, Церковь всегда очень внимательно относилась к тому, что происходит в сфере образования, воспитания, просвещения, так как именно в этой сфере сегодня формируются те люди, среди которых мы завтра будем жить, которые будут составлять немалую часть нашей паствы. Во-вторых, в России, в условиях существования так называемого светского государства, необходимо поддерживать равновесие в отношениях между государством, Русской Православной Церковью, традиционными религиями, небольшими по численности и нетрадиционными конфессиями. Равновесие это является очень сложным и хрупким и может быть нарушено, или может возникнуть опасность, что оно будет нарушено. Именно это имеет место в данном случае. Новая редакция закона «Об образовании» предоставляет очень большие полномочия в сфере просветительской деятельности Правительству РФ, то есть государственным чиновникам. Полномочия, в том числе имеющие характер наказания. Церковь полагает, что было бы гораздо лучше, если бы основные моменты этой деятельности, особенно сложные ситуации, здесь возникающие, были бы прописаны в законе. Это предполагает обсуждение данных проблем с религиозными организациями (включая Церковь). Кроме того, очень важно поставить в разумные рамки возможность какого-либо произвольного регулирования просветительской деятельности со стороны чиновников, если не сейчас, то в будущем. 

Еще один острый вопрос — это бездетный брак. Почему Церковь против суррогатного материнства и отцовства, экстракорпорального оплодотворения, других современных ВРТ, ведь Церковь всегда выступала за деторождение, и дети считаются благословением от Господа? Что в этом смысле можно, и что нельзя?

— Здесь важно и необходимо учесть две стороны вопроса. Первая. Церковь в полной мере сочувствует людям, состоящим в браке, но лишенным возможности иметь детей. Переживания этих людей, горе этих людей, которым они делятся на исповедях, на беседах со священниками, очень большое. Но, с другой стороны, Церковь ни в коем случае не может одобрить действия по принципу «любой ценой». Простой пример. Одному человеку очень-очень мешает другой человек (не важно, в каком отношении). Действовать в решении этой проблемы по принципу «любой ценой» означает допустить возможность физического устранения, убийства неугодного лица. А это, разумеется, абсолютно недопустимо с христианской точки зрения. Так и естественное и похвальное желание иметь детей не может быть реализовано любыми средствами. Церковь благословляет супругов проходить обследования и курсы лечения от бесплодия, в случае необходимости прибегнуть к искусственному оплодотворению при условии, что донорами и родителями ребенка будут муж и жена, состоящие в законном браке. Использование репродуктивных технологий, предполагающих убийство человеческого эмбриона (то есть человека, пусть еще и не родившегося), научные эксперименты на живом человечке, продажа полученных из эмбрионов клеток и веществ – это уже вещи недопустимые. 

Что касается «суррогатного материнства», то сама жизнь неопровержимо доказала, что это явление неизбежно порождает всевозможные преступления и с правовой, и с моральной точки зрения. Превращение человека в товар, детоубийства, вовлеченность в эту сферу «сексуальных меньшинств» — всё это Церковь не может ни благословить, ни одобрить, даже в случае, если не нарушаются законы государства. Позиция Церкви по данным проблемам ясно выражена в «Основах социальной концепции РПЦ», документах Священного Синода, публичных заявлениях Патриарха и других представителей церковного священноначалия.

Еще одна проблема, которая не просто считается морально-нравственной, но уже и начинает угрожать суверенитету государства, — это снижение численности населения посредством абортов (5 млн. абортов в год в РФ). Почему вдруг люди заменили слово «ребенок» на «эмбрион», а убийство во чреве матери стали считать правом женщины? Что мешает отказаться нашему государству от этой пагубной практики?

— Здесь я хотел бы провести параллель с той ситуацией, которая сложилась в России в период пандемии коронавируса. Что мешает нашему государству победить болезнь? Несовершенство законов, непрофессионализм чиновников, сверхъестественная жадность людей, готовых наживаться на болезни и смерти ближних? Да, и это тоже, но, думаю, в очень незначительной степени. Главное – это пагубная практика не ценить чужую жизнь и чужое здоровье, которой придерживаются, увы, многие и многие из нас! Мы не соблюдаем меры карантина, правила гигиены и при этом кого-то критикуем, ждем, что государство каким-то волшебным образом уничтожит вирус. Разница с проблемой абортов заключается только в том, что пандемия коронавируса – явление новое, а массовое абортирование, массовое убийство нерожденных детей совершается в России уже более ста лет. И просто введением каких-то государственных законов и запретов эту жуткую традицию не остановить! Думаю, единственный путь – организация огромной, кропотливой и многолетней работы по проповеди против абортов, так, чтобы этого преступления не было, прежде всего, в среде верующих; эффективное антиабортное просвещение в молодежной среде. А необходимые законодательные акты и запреты появятся в свое время как результат этих усилий Церкви, общества и государства!

На базе Образовательного центра Донской духовной семинарии действуют курсы повышения квалификации священнослужителей. Ответьте, как заместитель руководителя курсов, чему там обучают действующих пастырей? Чему можно научить батюшек, которые сами являются, по сути, учителями для своей паствы?

— В наше время повышение квалификации, переподготовку, дополнительное обучение проходят все – врачи, учителя и преподаватели, инженеры, госслужащие. Даже получивший хорошее образование и опыт в своей деятельности человек может «отстать от жизни». Священник в этом смысле – не исключение. Да, наше служение имеет отношение к вечности, но проблемы сегодняшнего дня тоже нужно хорошо знать! На курсах повышения квалификации в Донской духовной семинарии священнослужители знакомятся с новыми, недавно опубликованными церковными документами, обсуждают сложные проблемы повседневной жизни каждого храма и прихода: это касается совершения богослужений и обрядов, духовного окормления прихожан и разных категорий людей, к которым обращается Церковь, сложные вопросы канонического права и церковно-государственных отношений и очень много другое. Важно понимать, что повышение квалификации духовенства – это не чья-то прихоть, а необходимость, вызванная самой жизнью Церкви. В тоже время, нужно совершенствовать методы и формы этой работы, чем мы в семинарии и занимаемся.

Не так давно священнослужители, находившиеся на обучении, прошли итоговую аттестацию. Как она прошла, на ваш взгляд?

— По моему мнению, итоговая аттестация, слава Богу, прошла успешно. Во многом, это стало итогом серьёзной организационной и педагогической работы команды преподавателей во главе с руководителем курсов повышения квалификации протоиереем Тимофеем Фетисовым. И, конечно, это результат усердия самих учащихся, которые добросовестно посещали занятия, активно обсуждали предлагаемые преподавателями темы. Конечно, свои коррективы внесла эпидемия. Заключительную часть занятий и итоговую аттестацию пришлось провести дистанционно, но семинария и слушатели справились с этой задачей.

Были в истории обучения те, кто не прошел аттестацию, и каковы последствия этого события?

— Да, к сожалению, несколько клириков не смогли справиться с программой аттестации. Необходимо понять причины этого, причём, необходимо как нам, так и самим этим клирикам. Важно понимать, что задача повышения квалификации – не уличить кого-то в незнании чего-то, а научить, дать новые и практически полезные для священнослужителя знания. Конечно, непрохождение клириком аттестации имеет и определенные дисциплинарные последствия: он должен объяснить правящему архиерею, почему так получилось. Естественным выходом из данной ситуации представляется повторная аттестация.

Вы отчитались о проведении аттестации клириков перед Главой Донской митрополии? Какова была его реакция?

— Да, конечно, митрополиту Меркурию был представлен наш отчет, хотя, собственно говоря, весь процесс набора учащихся и аттестации, так или иначе, проходил под непосредственным руководством правящего архиерея: от корректировки и утверждения представленной ректором образовательной программы до согласования графика учебных занятий и экзаменов. Владыка лично знает практически всех клириков и Ростовской, и Волгоградской епархий и внимательно следит за успехами и неудачами в деле повышения духовенством своей квалификации. Следующий набор клириков на курсы повышения квалификации будет проходить так же по благословению Главы Донской митрополии.

Каким должен быть священник в современном информационном и секуляризованном мире?

— Думаю, краткий ответ на этот вопрос может быть таким: священник должен быть естественным. Не полезны для Церкви и для самого батюшки ни неестественная архаизация, попытка изобразить древнее благочестие, ни нарочитые «модерновость», «продвинутость», образ этакого «прокачанного» священника. Мы должны быть естественно верующими, благочестивыми, милосердными и т.д. При этом можно и нужно использовать достижения современной техники и социальные структуры для проповеди Евангелия. И, конечно, важно стремиться жить по христианской совести, прибегая к совету старших, более опытных духовно отцов и братий во Христе!